26,6 тысяч гектаров леса, 12 миллионов гривен налогов в бюджеты различных уровней, средняя зарплата на уровне восьми тысяч гривен, более миллиона саженцев ежегодно и постоянное обновление парка автомобильной техники — такими тезисами можно коротко описать нынешнюю деятельность Золотоношского лесхоза, который занимается лесными массивами на территории Золотонощины, Каневщины, Чернобаевщины и Драбовщины.

Государственное предприятие «Золотоношское лесное хозяйство» — единственный лесхоз на территории Левобережья области. Золотоношцам ГП известно по деятельности его структурных подразделений — Вильхивского и Деньговского лесничеств, куда горожане обычно отправляются в поисках грибов или для отдыха в любое время года. Правда, часть из них цель имеет несколько иную, находя в зеленой зоне место для безопасной и бесплатной утилизации собственного мусора.

О проблемах засоренности, преодоления последствий беспрецедентного июльского урагана и январской метели, об отношениях с местными жителями в канун весны журналисты издания «Золотоноша» пообщались с руководителем Золотоношского лесхоза Николаем Басом. Дата не случайна, ведь уже через несколько недель лесоводы начинают свою традиционную и кропотливую посевную кампанию, к которой уже успели подготовиться.

Николай Викторович, как происходит процесс засева сельскохозяйственных культур большинство читателей примерно знает. Все мы если не выходцы из сельской местности, так имеем там родственников. Поэтому что-то новое узнать действительно сложно. А вот выращивание леса для рядового украинца — тема действительно мало известна. Тем более, что ваши работники, насколько понятно из информационных сообщений, методически занимаются этим каждый год.

— На самом деле для наших специалистов это не сложно. Это — профессия жизни. Хотя и соглашусь, комплекс работ немалый. Начинаем с подготовки площади. Есть у нас достаточно спелый лес, по нормам время рубить (речь идет о 81-100 лет), через некоторое время там остается поляна, которая очень скоро зарастет молодняком.

Но и территорию надо соответственно обустроить. Если площадь заросла сорняками, должны оросить соответствующими веществами. Далее начинаем готовить ее к посадке лесных культур. В первую очередь пропахиваем борозды, которые и станут пристанищем для сеянцев. Здесь, кстати, наш лесхоз недавно работает по несколько новым стандартам. Если раньше будущие деревья просто сажали в почву, то теперь процесс более сложный и дорогостоящий. Вместе с тем, очень эффективный.

Речь идет о так называемом разрыхлителе, погруженном в землю на 80 сантиметров. Его цель — разрыхлить почву и напитать его селитрой, которая в разы увеличивает шансы сеянцев на выживание и здоровый рост. Также закупаем специальные супер-адсорбенты для корневой системы: каждый корень макаем в специальный гидрогель, накопитель влаги, который тоже недешево стоит. И уже потом сажаем сосну.

— А борозды? Зачем их делать?

— Знаете, делали мы даже эксперимент: когда сажали сеянец на не рыхленные площади, за три года длина корневой системы достигала 40 см. В нашем же случае цифра очень оптимистическая — 1,20-1,30 м.

— А стоимость?

— Один гектар такой посадки стоит 8300 гривен. До нововведений вкладывали около 2500. Но в этом случае можем быть уверены в том, что насаждения проживут не менее века. Экономия просчитана детально.

— Где берете посевной материал?

— Возможно удивлю, но шишки собираем сами. Сушим, сортируем семена, высевают его в лесопитомник. Он у нас в Липлявском лесничестве, кстати, довольно большой — 36 гектаров площади занимает, помещая 2,2 миллиона сеянцев. Тоже расходы, но эффективные.

— После процесса посадки о будущих деревьях забывают, или необходим какой-то цикл дальнейших работ?

— Конечно. Самостоятельно лес в таком виде, к которому золотоношцы привыкли, не вырастет. И это все — наша миссия. Регулярно пропалываем. К возрасту 3-4 лет проводим уход — ручной и механизированный. Затем насаждения к возрасту 10 лет начинаем освещать.

— Зачем?

— Это крайне необходимо для того, чтобы сформировалась крона полноценных через десятки лет деревьев. В возрасте 20-40 лет прореживают насаждения, при наличии слишком большой плотности. Это позволит одинаково эффективно расти всем. После 40 лет убираем отсталые деревья. Речь идет о пораженных грибком, или сухостойных. Оставляем более крепкие для того, чтобы уже окончательно формировались столетние насаждения. Последний этап — срезание и очередная замена молодняком. Сосны это касается в возрасте 80-100 лет, дуба 100-120.

— О процессе выращивания молодых лесов понятно, однако многим интересен будет достаточно ажиотажный последнее время процесс вырубки. Особенно в свете жалоб местных жителей. Речь, как известно, идет об отдельных срезках этой зимой.

— Здесь стоит начать с предыстории. Ураган помните?

— Конечно. Золотоноша приходила долго в себя…

— Так вот лес пострадал не меньше. Просто те, кто сейчас делает фотоотчеты, летом не проникались этим вопросом. На наши же массивы в июле было действительно больно смотреть. После урагана очень много деревьев просто сломались. А еще больше удержались, однако получили болезненные повреждения: некоторые низко наклонились, в некоторых подорвало корневую систему. Все бы и ничего, но природа имела другие планы, отправив нам вторую серию проблем — мощные снегопады. Дерево слабое или наклоненное, на него падает непомерное количество снега. Крона не выдерживает и падает. Такого количества переломанных пополам деревьев работники лесхоза со стажем в 30 лет еще не видели.

— То есть дерево вроде и живет, однако шансов на жизнь уже не имеет?

— Вот именно так. Люди жалуются, что наблюдают в лесу «живые» пни. Режем, мол, все, что видим. А почему после урагана никто этого не видел? Или сразу после снеголама не пришли и не зафиксировали масштабы этой настоящей катастрофы. А нам что делать? Если этот обломанный голый ствол простоит еще некоторое время, то просто превратится в дрова. Убытки кому? Государству в первую очередь!

— А как можно проверить процесс очистки пораженных деревьев с точки зрения законодательства?

— В любое время и очень просто. Было бы желание. Мероприятия хоть и форс-мажорные, однако согласованы с лесозащитным предприятием. Без соответствующего контроля мы и шага не сделаем. Мы ничего не можем срубить, не имея соответствующего разрешительного документа. Каждое насаждение стоит в реестре, контролируется в Киеве. Если мы срезали участок, получаем поляну, которую надо засадить. А как мы по документам можем сажать, если по тем же документах не резали ее?

— Где можно посмотреть такие реестры?

— Да, я говорю, мы открыты. Пожалуйста, заходите на сайт областного управления. Там наш лесхоз, все лесничества. И все данные: вот такой вид вырубки вот в таком квартале, вот такой лесорубный билет, вот тогда выписан. Информация в публичном доступе, никто ее не скрывает. Кстати, сколько мне запросов не приходило, после обращений людей к полиции, прокуратуре или экологии (а их немало!), я на все всегда готов дать документ.

Ну а люди где-то увидят лесовоз и, конечно же, поднимается волна. Так, везут лес. Все по плану. И всех приглашаю так же, согласно плану, на посадку леса. Однако туда не придут. И вместе с тем, не увидят зимой, как «господа» регулярно рубят елки. Наши же работники должны круглосуточно дежурить в лесу. Если кто-то фотографируется на фоне нашумевших зеленых пеньков, приглашаю сделать Селфи на том же месте через 10 лет. Где уже будет высажено молодняк.

А вообще, вполне осознаю, что люди, которым бы действительно интересной была бы проблематика, приехали бы сюда. Я бы все показал и объяснил: и наглядно, и документально.

— Если уж мы заговорили о местных жителях: ощущается помощь неравнодушных к окружающей природе людей?

— Да, и очень приятно, есть немало людей, которые помогают. Лес убирали мы неоднократно. В Золотоноше даже целую общественную инициативу начали с созвучным названием «Чистый Лес». Есть много неравнодушных, проживающих возле лесных массивов. Только пожар, так берут лопаты и бегут тушить. Есть такие, которые даже ночью позвонят и скажут: «в такой-то локации работает бензопила». Выезжаем, ловим. За такую ​​солидарность спасибо всем местным. В целом же стараемся привлекать всех, кому интересна тема украинского леса.

— К примеру?

— Например, есть школьное лесничество. Детей уже после получения аттестата о среднем образовании можно считать специалистами и фанатами этого дела. И школе помогаем материальной базой — проекторами, принтерами, ноутбуками. А вот в марте проведем совместную акцию уже с Золотоношскими детьми. Активисты упомянутой только что организации привезут большой десант для помощи, мы же сделаем все возможное для организации досуга и просвещения. Покажем наглядно, что лесоводы не только рубят, но и сажают не меньше.

— Кстати, о мусоре. Донимает?

— И не говорите. Честно признаюсь, люди несут и несут. Мусора очень много, масштабы оценить сложно. Жители той же Золотоноши, убрав летом Вильховский лес, находились в некотором шоке: за два часа работы был полностью забит грузовик. Это асбурд!

— А как бороться с этим явлением?

— Теоретических вариантов множество, а вот практических … У власти бывшего президента нас прекрасно «оптимизировали». Досокращались до того, что на одного мастера сейчас приходится 1000 гектаров лесного массива! Это же катастрофа: мастер обходит одну сторону, а с другой — делай, что угодно. А если пожар? Несколько мастеров находятся в одной критической точке. Остальные обходы — зона свободной поведения.

Хочется в первую очередь, чтобы каждый начал с малого. Приучить себя, давать нагоняй другим. Ну и взаимопомощь — не последняя вещь в этом мире.

— А с вашей стороны взаимопомощь присутствует, кроме профессиональной составляющей?

— Присутствует. Достаточная или нет, решать, конечно, не нам. По крайней мере, никогда не закрываем глаза на общественные проблемы, стараясь не проходить мимо. В первую очередь всегда охотно помогаем льготными дровами пенсионерам, учебным заведениям, семьям участников АТО и переселенцам. Кто-то должен это делать. Украинцы в беде не должны оставаться один на один.

Несколько раз привлекались к отправке помощи на восток через Золотоношского волонтера Алексея Дробязко. Как военным, так и гражданскому населению. Ребятам на передовой всегда охотно предоставляем лесо- и пиломатериалы, продукты. Создается груз также и через наш профсоюз. «Не из-под палки», кстати. Мотив главный у всех — лучше нам здесь помочь хоть чем-то, чем завтра враг приедет к нам.

В прошлом году оказали помощь военной администрации прифронтовой Авдеевки, передав часть саженцев для восстановления декора изувеченных от вражеских мин улиц города.

— Судя по сказанному, видно, что предприятие живет?

— Ну а как иначе? Времена далеко не те, чтобы кто-то сидел на месте. К примеру, в прошлом году в бюджеты различных уровней мы заплатили 12 миллионов гривен налогов! Сумма солидная. А если сюда добавить среднюю зарплату 8000 гривен, то становится еще более приятно. Обновляем парк техники. Ранее был в штате только старый КАМАЗ, который ездил одну неделю в месяц. Сейчас же купили два новых трактора, прицеп Weimer, новенький Урал. Поэтому дальше только шагать вперед.

 

 

По материалам zolotonosha.ck.ua

Татьяна Кузьменко, член редколлегии Собкор интернет-издания «AtmWood. Дерево-промышленный вестник»



Насколько информация оказалась для Вас полезной?
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 голосов, average: 3,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *