Мировая лыжная экспансия под маркой «Made in Ukraine», о которой скромно молчат в самой Украине, начинается в Мукачево. С конвейера фабрики с 75-летней историей получается около 3,5 тысячи пар лыж в день и около миллиона в год.

Что общего у лыжи с сэндвичем, как проходит ее испытание и почему продукция из Мукачево так популярна в мире? «Украинская правда» побывала на уникальном предприятии, работающем на Европу, Америку, олимпийских чемпионов, армию и президентов.

Герои Пхенчхана

Всего полгода назад 28-летний житель Закарпатья Юрий Габель работал частным предпринимателем. Как он сам говорит, занимался экспортом древесины в Европу. Его бизнес прогорел после встречи с нечистыми на руку дельцами из Италии.

Вот уже шесть месяцев Юрий — простой рабочий на австро-украинском СП «Fischer-Мукачево».

Габель зарабатывает около 13 000 гривен в месяц — гораздо меньше того, что получал, когда был бизнесменом.

Нужно попробовать себя в разных ролях, — говорит он, и, похоже, не особенно жалуется.

 

Должность составителя хоть звучит просто, зато позволяет Юрию быть причастным к созданию легенды. В этих громких словах не так уж и много пафоса.

Вот один удивительный факт, о котором мало кто знает в Украине: Олимпиада в Корее для нашей продукции, в отличие от спортсменов, закончилась настоящим триумфом. В негласном зачете брендов, которые засветились в Пхенчхане, «Fischer» занял первое место. Он принес олимпийцам со всего мира 89 медалей: 35 «золотых», 33 «серебряных» и 21 «бронзовую». Итого — 55,6% от общего количества в лыжных видах.

Фабрика в Мукачево — крупнейшее подобное предприятие в Европе. 85% всех производственных мощностей австрийской корпорации разместились на 19 закарпатских гектарах. Оборот в 2017 году составил 38 миллионов  евро с чистой прибылью 3,3 миллиона евро.

Здесь 1200 украинских рабочих обеспечивают четвертую часть мирового рынка, выпуская по 3,5 тысячи пар лыж и клюшек ежедневно.

В цехе, где работает Юрий Габель, шипят прессовочные машины и пахнет химикатами. Мужчины в рабочих комбинезонах готовы часами рассказывать о производстве, беспощадно ломая стереотипы обывателей.

«О, нет! Никто не выстругивал лыжу рубанком из куска дерева. Нет, это не две дощечки, на которые встал и поехал«, — объясняют здесь со снисходительной улыбкой, не отвлекаясь от рабочего процесса.

Например, горные экземпляры собирают с 30-ти частей, используя так называемую «сэндвич-технологию», — делится с УП начальник цеха Игорь Данчевский.

Среди «ингредиентов»: пленка для скольжения, деревянная вставка, силовые элементы, носок, пятка, резиновые ленты, окантовка и много чего еще.

— Между каждой деталью — клейкий флизелин. После составления «сэндвич» идет под пресс при температуре 130 ° C, — добавляет он.

3D станок, саркофаг и сауна для дерева

Сборка и прессование — лишь вершина айсберга. Для того чтобы, например, одна беговая лыжа появилась на свет, нужно более трех недель.

Все начинается с бассейна, — говорит Петр Швардак, начальник отдела охраны труда и глава профсоюза. — В нем в течение нескольких суток пропаривают древесину при температуре от 80 ° C и выше.

После этого сырье идет в лущильный цех. Здесь стоит сильный шум, который заставляет повышать голос, и пахнет свежим деревом.

Огромные и дорогие агрегаты ювелирно режут пропаренный кругляк тонким ножом на шпон — листы толщиной от 2 до 4 миллиметров. Их просушивают в специальных аппаратах, а затем убирают все сучки и шероховатости.

Шпон склеивают в плиту необходимой толщины, с которой потом «нарезают» лыжи на 3D-станке, — продолжает Швардак. — В плите чередуются листы из разных видов дерева. Их пропорции, очередность определяют в результате научных исследований. Все зависит от того, какие характеристики нужны на выходе.

 

Когда на фабрике говорят о научном подходе, не преувеличивают. Здесь есть специальная лаборатория, где испытывают начальные экземпляры, прежде чем партию запускают в производство.

Проверяем основные параметры, например, жесткость, — показывает начальник лаборатории Александр Скрипинец. — Вот эта машина имитирует катание на лыжах (между собой сотрудники называют ее «секс-машина» — УП). Она поднимает вверх и опускает вниз тестовый экземпляр 100 000 раз.

Испытания происходит в течение десяти часов. Хорошая лыжа не должна потерять параметры после пикантного эксперимента.

При катании лыжа не должна разломаться, раскрошиться, — продолжает он. — Мы ее вымачиваем в ванне, проверяем, «пьет» она воду или нет. Затем замораживаем при минус 20-ти в холодильнике, похожем на саркофаг. После этого тестируем на прочность.

Карбон для НХЛ

В мукачевских лыжах четыре вида древесины: бук, тополь, береза ​​и фума (ее закупают в Кот-д’Ивуаре и еще нескольких странах Африки). Доля украинского дерева, которое используют в производстве — 80%. Годовой объем перерабатываемого сырья — 8000 кубометров.

Мы отправляем примерно 5-7 фур готовой продукции еженедельно, — говорит Сергей Пугачевский, начальник отдела логистики. — 70% идет в логистический центр в Австрии, откуда товар расходится на 43 страны мира, включая Японию, Канаду и США.

Непосредственно из Мукачево поставки идут в Россию, Францию, а также Канаду. В Канаду мы грузим клюшки через порт Гамбург.

Клюшки — еще одна гордость Мукачево, о которой за пределами этого города в Украине известно немногим.

Мирослав Сабов, начальник цеха, где производят более миллиона клюшек ежегодно, показывает стеллаж с «эпоксидными кассетами» — специальными формами, в которых «выливают» карбоновую продукцию. На каждой маркером написаны фамилии украинских, российских и западных хоккеистов, для которых здесь выполняют заказ.

Никита Буценко, Яковенко, Казанцев, Козловский, Белов, Акимов, — перечисляет фамилии спортсменов Сабов. — Для каждого игрока своя жесткость, загиб, свой угол. Все индивидуальные параметры хранятся у нас в базе. Заказывают обычно партиями от трех до 24 клюшек.

 

Есть продукция и из дерева, но профессионалы в основном пользуются карбоном. Это сверхлегкий и прочный материал, который раньше использовали только в космической и авиационной промышленности. Карбоновая клюшка пустая внутри, весит 410 грамм.

«Fischer» обеспечивает клюшками 27 команд из 31 клуба главной хоккейной лиги мира — североамериканской НХЛ.

Лижоборонпром

Лыжи в Харькове начали производить в 1944 году, на частном предприятии предпринимателя Юлия Чокнади. В начале 70-х здесь появилась новая фабрика, и впервые в СССР выпустили пластиковые лыжи.

В 1979-м путешественник Дмитрий Шпаро сделал первую лыжную экспедицию на Северный полюс на мукачевском «Бескиде». Одна из деревянных лыж-участниц того похода до сих пор хранится на заводе. Вторую нужно искать в местном краеведческом музее.

В Мукачево также родился знаменитый бренд лыж «Тиса», который выпускают до сих пор отдельной линейкой. Именно в таких лыжах взял «золото» в Пхенчхане фристайлист Александр Абраменко. Одну из них со своим автографом он передал в Олимпийский музей в Лозанне.

 

Таких лыж, как у Абраменко, выпускают 200 пар в год, и продают всего по 230-240 евро. Крепкие, надежные, разработанные на 100% украинским конструкторами, они особенно котируются среди спортсменов на постсоветском пространстве.

Как говорят на «Fischer», «Тиса» — для особых ценителей еще того, старого бренда, а также для любителей поностальгировать.

 

— Все экспедиции на Северный полюс — это «Бескид», «золото» на Олимпиадах — «Тиса», — вспоминает Василий Рябич, гендиректор «Fischer-Мукачево», что работает здесь уже 40 лет. — Рынок лыж в СССР составлял 15 миллионов пар в год. Около семи миллионов забирала армия. Для нее делали простые деревянные лыжи. Как дрова. Покатались сезон — выбросили.

В современной украинской армии появились подразделения, которые, наконец, поняли, что им нужны лыжи. В 2017-м была наша первая поставка за годы независимости. Для военных мы разработали отдельную универсальную модель.

В Мукачево производят и вовсе лимитированные серии — именные экземпляры для политиков, дипломатов и президентов. В разное время здесь одевали в лыжи Александра Лукашенко, Нурсултана Назарбаева, Виктора Ющенко, Евгения Червоненко, Михаила Саакашвили, Каху Каладзе и даже Владимира Путина ( «Было дело, когда он еще» хорошим «был», — уточняют на заводе).

Боимся быть смешными

Если бы не данные Евростата об украинской лыжной экспансии, украинский обыватель вряд ли узнал об этом. Все дело в том, что 99% продукции из Закарпатья идет на экспорт, тогда как отечественный рынок, по словам Василия Рябичев готов «переварить» микроскопический 1%.

Такие в Украине реальность и спрос.

Причин несколько.

Во-первых, за последние четверть века в Украине, по мнению Рябчина, упал массовый интерес к этому виду спорта и отдыха. Особенно если сравнивать с временами СССР.

Во-вторых, у многих на это просто нет денег.

Например, пара горных лыж, которые производят у нас в стране, стоит в среднем от 5 до 30 000 гривен.

В-третьих, в Украине слабо развита лыжная инфраструктура.

Мастер спорта, а ныне менеджер по продажам Адриана Кравчук (ее муж Станислав Кравчук — неоднократный победитель Кубков мира по фристайлу — УП) рассказывает: в Украине продают около 3 тысяч пар беговых лыж ежегодно. А емкость рынка горных — 2,5 тысячи, вместе с прокатом. Иными словами, фабрика в Мукачево работает на внутренний рынок всего два неполных дня в году.

 

Традиции беговых лыж в Украине сегодня утрачены, — констатирует Адриана Кравчук. — Хотя для них как раз не нужно никакой инфраструктуры. Отношение к спорту, и не только к зимнему, оставляет желать лучшего. У нас отменяют секции и перестают популяризировать спорт среди детей и молодежи. Уделяют внимание в основном футболу, и все.

Гендиректор «Fischer-Мукачево» рассказывает еще об одном аспекте, связанный с менталитетом и современными вкусами украинский.

Те, у кого есть деньги и желание — политики, бизнесмены — катаются в основном в Куршевеле, на курортах Австрии, Германии, — отмечает Василий Рябчук. — Но большинство думает так: лучше заплатить 300 долларов, и поваляться на песочке в Турции, чем отдать 500 долларов за лыжи, на которых прокатится несколько раз в год.

Рябчук делает глоток крепкого кофе и добавляет:

Бегать на лыжах — нормальное, естественное состояние для европейцев. Мы же стали этого стесняться. Мы боимся встать на лыжи, чтобы не показаться смешными, неуклюжим. Мы всегда стараемся казаться лучше, чем мы есть на самом деле.

 

 

Татьяна Кузьменко, член редколлегии Собкор интернет-издания «AtmWood. Дерево-промышленный вестник»



Насколько информация оказалась для Вас полезной?
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 голосов, average: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *